• 02.07.2018

Эксперты: выбор места саммита РФ — США определили нейтралитет и символизм Хельсинки


МОСКВА, 28 июня. /ТАСС/. Финляндия оказалась одной из немногих европейских стран, нейтрально настроенных по отношению и к России, и к США, а окончательный выбор Хельсинки в качестве места российско-американского саммита могло определить символическое значение города для отношений двух стран, ведь именно здесь в 1975 году был подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Такое мнение выразили в беседе с корреспондентом ТАСС эксперты.

Как сообщила ранее пресс-служба Кремля, саммит президентов РФ и США пройдет 16 июля в Хельсинки. Вашингтон подтвердил дату и место проведения саммита.

Нейтральная страна

«Состояние российско-американских отношений таково, что проведение саммита в РФ или США исключено по политическим причинам, — считает эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай», замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. — Когда отношения носят столь конфронтационный характер, встречи проводятся в третьих странах».

Эксперт добавил, что по этим же причинам невозможно проведение саммита в странах — союзниках России и США, например, в Белоруссии или Казахстане, Германии или Франции. «В данном случае необходимо соблюсти абсолютный политико-дипломатический паритет», — подчеркнул он.

Суслов также отметил, что саммит мог пройти именно в европейской стране, поскольку тогда эту встречу было бы удобно совместить с поездкой президента США Дональда Трампа в этот регион. «С логистической точки зрения важно и просто удобно, чтобы эта встреча состоялась в Европе», — отметил он.

Важность фактора нейтралитета Финляндии выделил и эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин. «Финляндия — страна, которая считается более-менее нейтральной и более-менее благожелательно относится как к России, так и к США, — отметил он. — Все разговоры о будущем расширении НАТО Финляндия пресекает, народ тоже выступает против. Так что ценность Финляндии — в этом нейтралитете».

Говоря о логистике встречи, Блохин указал на удобство Финляндии и с точки зрения России, ведь она находится в непосредственной близости от российских границ.

Символ разрядки

Однако помимо Финляндии в Европе есть еще две страны, соблюдающие позиции нейтралитета и называвшиеся в качестве места возможного проведения саммита, — это Австрия и Швейцария. Важным фактором при окончательном выборе, по мнению экспертов, мог стать символизм Хельсинки для отношений России и США.

«Я думаю, что выбор стоял между Австрией, Финляндией и Швейцарией, — отметил Суслов. — Остановились на Финляндии в данном случае, я думаю, по историческим и символическим причинам, поскольку именно в Хельсинки состоялось знаменитое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и был подписан Хельсинкский основополагающий акт (подписан 35 странами, включая СССР и США — прим. ТАСС), который стал символом потепления российско-американских отношений и разрядки и явным символом и свидетельством того, что холодная война хоть и не закончилась, но перешла к новому этапу — более стабильным, спокойным и управляемым отношениям, к периоду зрелой конфронтации».

«В этом и заключается символизм Хельсинки: даже если РФ и США во многом не соглашаются друг с другом и проводят конфронтационную политику и являются противниками, они ведут диалог и делают отношения управляемыми и стабильными, — добавил Суслов. — Поэтому с символической точки зрения был выбран этот город».

Блохин же отметил, что речь может идти о перекличке тематики переговоров, поскольку, судя по заявлениям сторон по итогам визита в Россию помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, важной темой на предстоящем саммите станут вопросы стратегической стабильности и контроля над вооружениями, о чем также шла речь в 1975 году.

«Логически тоже можно к этому привести, так как в основном понятно, что в российско-американских отношениях масса нерешенных проблем, но, как мы знаем по вчерашней встрече [президента России Владимира] Путина с Болтоном, в которой также участвовал [министр обороны РФ] Сергей Шойгу, в основном проблематика переговоров между Путиным и Трампом будет посвящена стратегической стабильности», — сказал он.

В Хельсинки 43 года назад речь шла также о том, как избежать случайной эскалации между Советским Союзом и Соединенными Штатами в Европе. Сходные вопросы предстоит обсудить, как считает Блохин, и Путину с Трампом. «Понятно, что главное, чему будет посвящена эта встреча — создание некоего механизма, который поставил бы под контроль возможную эскалацию конфликта между США и Россией, потому что существует множество регионов, где мы можем столкнуться, и это столкновение может привести к непредсказуемым ситуациям — в той же Сирии или на Украине, — продолжил он. — Мы знаем, что на уровне военных вроде бы есть контакт, но по сравнению с теми же годами холодной войны можно сказать, что механизмов, по сути, нет».

Венская альтернатива

На выборе Хельсинки, а, например, не Вены, которая называлась СМИ в качестве места саммита практически на протяжении всего июня, с момента визита в эту страну Путина, могли сказаться и другие факторы, обычно не столь заметные, однако приобретающие дополнительное значение в виду сложности отношений России и США.

«Австрия, возможно, более-менее близка Путину, — предположил Блохин. — Российский президент свою карьеру в большей степени связал с германским миром, он германист, разговаривает на немецком. Для него это чуть ли не родные пенаты, а для Трампа — нет. Поэтому нужна какая-то нейтральная страна, которая была бы своей и для США, и для нас».

Эксперт РАН при этом призвал не усматривать слишком большого значения в выборе Хельсинки, а не Вены или Женевы, поскольку хорошие отношения между Россией и США важны для всех стран региона, и Европа в целом заинтересована в смягчении противоречий. «Если исходить, например, из того, что обе стороны выйдут из Договора о ракетах средней и меньшей дальности и США установят такие ракеты на территории Европы, то понятно, что Европа окажется автоматически нашей целью и заложником российско-американских отношений», — сказал он.

«Это [выбор Хельсинки] уже больше вопрос интриг европейской политики, — добавил Блохин. — Но я не думаю, что это показатель каких-то структурных сдвигов в политике ЕС или в американском подходе».

Источник